История любви Фёдора Тютчева и Амалии фон Крюденер.

«И на холму, там, где, белея,
Руина замка вдаль глядит,
Стояла ты, младая фея,
На мшистый опершись гранит,
Ногой младенческой касаясь
Обломков груды вековой;
И солнце медлило, прощаясь
С холмом, и с замком, и с тобой».


Одно из самых знаменитых стихотворений Фёдора Тютчева – «Я встретил вас, и всё былое…» - было написано им 145 лет назад, 7 августа 1870 года. Поэт посвятил его уже 62-летней на тот момент баронессе Амалии фон Крюденер, любовь к которой пронёс через всю свою жизнь.

Они познакомились в Мюнхене, будучи в то время, пожалуй, ещё практически детьми. Нетитулованный дворянин, секретарь русского посольства Фёдор Тютчев (или Теодор Тютчефф, как называли его на немецкий манер) тогда едва отпраздновал своё 19-летие. Амалии и вовсе было 14. Однако девушка поразила будущего знаменитого поэта своей утончённой красотой. Конечно, Фёдор Иванович был очарован и сражён. И даже, как считают историки, пытался просить руки юной баронессы, хотя никаких свидетельств этому не сохранилось. Однако у родителей девушки были другие планы. Ей приготовили более выгодную партию – юную Амалию выдавали замуж за «старого и неприятного» секретаря русской дипломатической миссии барона Александра Сергеевича Крюденера. Влюблённый Тютчев был раздавлен. Он немедленно и тайно вызвал барона на дуэль. Но счастливый жених отказался, придравшись к какому-то незначительному нарушению дуэльного кодекса.
Судьба развела их. Амалия родила барону сына, а Фёдор преподнёс своим родным настоящий «сюрприз», тайно обвенчавшись со вдовой русского дипломата Александра Петерсона. Элеонора была старше Тютчева почти на шесть лет, и имела от первого брака троих детей. Любил ли он её или женился, пытаясь забыть свою истинную страсть? Сложно сказать. В письмах родным он так пояснял свой выбор: «...Эта слабая женщина обладает силой духа, соизмеримой разве только с нежностью, заключённой в её сердце... Я хочу, чтобы вы, любящие меня, знали, что никогда ни один человек не любил другого так, как она меня... Не было ни одного дня в её жизни, когда ради моего благополучия она не согласилась бы, не колеблясь ни мгновенья, умереть за меня!»
Между тем, с баронессой фон Крюденер ему приходилось то и дело сталкиваться в обществе. Была ли у них тайная связь? Никто не знает, никаких подлинных свидетельств не сохранилось. Однако то, что красавица Амалия всё ещё будоражила чувства поэта, свидетельствуют хотя бы стихотворения, которые он продолжал посвящать первой любви.

«Ты любишь, ты притворствовать умеешь, -
Когда, в толпе, украдкой от людей,
Моя нога касается твоей,
Ты мне ответ даёшь и не краснеешь!
Всё тот же вид рассеянный, бездушный,
Движенье персей, взор, улыбка та ж...
Меж тем твой муж, сей ненавистный страж,
Любуется твоей красой послушной».

Кстати, именно благодаря Амалии стихи Тютчева увидели свет в «Современнике» Пушкина. Фон Крюденеры собирались переезжать в Россию и перед отъездом Фёдор Иванович попросил баронессу передать Александру Сергеевичу рукопись лично в руки. Амалия сдержала обещание, и все привезённые ею стихи были опубликованы в журнале за скромной подписью Ф.Т.
С приездом в Санкт-Петербург начинается эра истинного блистания Амалии в свете. Ею были очарованы и Тургенев, и Пушкин. «Вчера был вечер у Фикельмонов. Было довольно вяло, - сообщает князь Пётр Вяземский в письме своей жене. - Один Пушкин palpitoit de l`interet du moment (трепетал от вспыхнувшего интереса - фр.), краснея взглядывал на Крюднершу и несколько увивался вокруг неё».
Да что там Пушкин! Баронессой увлёкся сам император! Весь двор шептался об их далеко не платонической связи. По высочайшему соизволению Николая I она даже получила в дар имение с парком.
А у Тютчева между тем развивался бурный тайный роман с вдовой барона Дернберга Эрнестиной. Этот роман и погубил жену Фёдора Ивановича. Узнав о неверности мужа, Элеонора Фёдоровна пыталась покончить с собой. Она нанесла себе несколько ударов в живот кинжалом. Однако ранения не были смертельными. Элеонора выбежала на улицу, где лишилась сознания. Соседи принесли её домой. Вернувшийся от любовницы Тютчев был потрясен. Он дал клятву жене никогда больше не видеться с Эрнестиной. И даже временно увёз семью в Россию, чтобы быть дальше от искушения. Тем не менее, организм женщины был ослаблен пережитым потрясением. И спустя некоторое время она скончалась от банальной простуды. Говорят, Тютчев за одну ночь поседел от горя. В письме другу, поэту Жуковскому он спрашивает: «Что обыкновеннее этой судьбы – и что ужаснее? Всё пережить и всё-таки жить...» Получив это письмо, Жуковский записал в дневнике недоуменную реплику: «Он горюет о жене, которая умерла мучительной смертью, а говорят, что он влюблён в Мюнхене».
Между тем спустя четыре месяца после смерти Элеоноры состоялась тайная помолвка Тютчева и Эрнестины Дернберг. Однако семейная жизнь не заладилась у поэта и на этот раз. Надломленный душой, он практически с первых же дней начал изменять и Эрнестине.
О любви своей юности Амалии Теодор, однако, никогда не забывал.
«Видаете ли Вы когда - либо госпожу Крюденер? – пишет Тютчев своим родителям. - У меня есть все основания полагать, что она не так счастлива в своём блестящем положении, как я того желал бы. Какая милая, превосходная женщина, как жаль её. Столь счастлива, сколь она того заслуживает, она никогда не будет!»
«Младая фея» к тому времени уже похоронила первого мужа и вышла замуж повторно, за графа Николая Адлерберга.
Предпоследняя их встреча с Тютчевым произошла в Карлсбаде, где отдыхала вся европейская знать. Здесь Амалия и увидела постаревшего Теодора, приехавшего лечить на воды свою подагру.
Именно после этой встречи поэт напишет своё знаменитое «Я встретил вас…»

«Я встретил вас – и всё былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое –
И сердцу стало так тепло...»

В последний раз Фёдор Иванович увиделся с графиней 31 марта 1873 года, за два месяца до смерти. Она приехала навестить его, узнав о болезни - апоплексическом ударе. И проститься. Тютчев писал дочери Даше: «Вчера я испытал минуту жгучего волнения вследствие моего свидания с графиней Адлерберг, моей доброй Амалией Крюденер, которая пожелала в последний раз повидать меня на этом свете и проститься со мной. В её лице прошлое лучших моих лет явилось дать мне прощальный поцелуй».
Она пережила его на целых пятнадцать лет! О последних годах Амалии написала Ольга Николаевна, королева Вюртембергская: «Теперь ещё, в 76 лет, несмотря на очки и табакерку, она всё ещё хороша собой, весела, спокойна и всеми уважаема и играет то, что всегда хотела, – большую роль в Гельсингфорсе».