Из интервью Захара Прилепина.

- Нельзя до конца победить никакую идею, как нельзя до конца победить дьявола. XX век был веком сильнейшей схватки между Россией и рядом стран, которые так или иначе приняли сторону фашизма. В этом смысле Россия победила практически всю Европу, которая находилась в лоне фашизма, слившись с ним. И теперь нам этого не могут простить и забыть. Им противно, что какие-то русские в ушанках, пьяные и неприятные, избавили мир от угрозы. Никому не хочется выразить хоть какую-то благодарность. Вообще благодарность человеку мало свойственна. Поэтому западные люди предпочитают создавать другие исторические ландшафты, в которых уверенно себя чувствуют. Ландшафты, в которых они не были сторонниками фашизма, а боролись за свою свободу, кажутся им более симпатичными. И отдельные страны негласно, а отдельные - гласно начинают именно так перекраивать мировую историю. И сегодня Германия да и многие европейские страны почему-то не замечают, что происходит реабилитация совершенно очевидных нацистских ценностей. Они делают вид, что это что-то маргинальное, незаметное, хотя правые партии уже сидят в европейских парламентах. Они ещё не произносят вслух нацистских лозунгов, но совершенно очевидно, что у них таковые имеются. Понимаете, никакая нация не хочет считать себя униженной. Любая нация мечтает об историческом реванше. И это не только огромная, страшная, непотребная Россия, которая лежит на полконтинента и чуть что пытается кого-то задавить. Любая страна, которая ощутит силу, немедленно будет вести себя, возможно, даже худшим образом. Не так давно я был на Кавказе. Там один из руководителей одного кавказского народа сказал: «Хорошо, что русские воюют за свою территорию, потому что, если бы мы захватили Россию, мы бы вырезали половину её населения!» Так он сказал за столом, за которым сидели и кавказцы, и русские. Кавказцы зааплодировали. Видимо, им это показалось ужасно справедливым. Нынешняя Украина тоже, в конце концов, считает себя империей. Но у кого-то имперские амбиции складываются, у кого-то нет. Сложилось так, что сегодня есть реальные империи: США, Китай и Россия. С этим приходится считаться. Но, конечно, всегда хочется быть большой и сильной страной, а не маленькой и зависимой.

- Наши люди посмеиваются над словом «санкции», в то время как Запад очень серьёзен. Кто будет смеяться последним?

- В мировой истории никто последним не смеётся. Знаменитый крик европейского политика о том, что мы не победители, а побеждённые и должны вести себя соответствующе, - это же крик не силы, а слабости. Когда кто-то говорит, что Россия скоро будет банкротом, окажется в изоляции и все будут жрать друг друга, как шакалы, - эти люди не прогнозируют, они мечтают, чтобы так было.
Все эти прогнозы смешны. Сейчас ясно только одно: у России есть нефть и газ, у неё за спиной большой Китай, которому полностью доверяться нельзя, но который не желает выступать прямым противником России. А за Китаем ещё есть Индия. Надо понимать, что мир уже давно устал от американской однополярно­сти. И чем больше будут подниматься самостоятельность и самосознание России, тем больше будет выявляться наших сторонников. Вы можете сказать, что Прилепин тоже мечтает. Я не мечтаю, я просто говорю, что такой расклад возможен. А случиться может всё что угодно.