Алфред Хичкок и Типпи Хедрен (мать Мелани Гриффит).

Альфред Хичкок и Типпи Хедрен

Белла Адцеева
31-летнюю нью-йоркскую модель Типпи Хедрен впервые пригласили на студию Universal в 1961 году, в пятницу, 13 октября. "Уже тогда я должна была понять, что это знак", - смеется 83-летняя актриса, намекая на зловещую дату. На студии Хедрен, никогда ранее не снимавшуюся в кино, ждал Альфред Хичкок – незадолго до этого он заметил ее в рекламном ролике на телевидении. Предложение сняться в очередном амбициозном фильме авторитетного режиссера Хедрен поначалу расценила как огромную честь, а через три года согласилась пожертвовать карьерой, лишь бы никогда больше не иметь дела с авторитарным Хичем, чья привязанность к ней граничила с одержимостью.

Натали Кэй Хедрен (настоящее имя Типпи) переехала в Нью-Йорк в 18 лет и долгое время успешно работала моделью, не думая о карьере актрисы. В 1961 году она жила в Нью-Йорке с 4-летней дочерью Мелани Гриффит и была довольно востребованной моделью, постоянно участвуя в телевизионных шоу и снимаясь в рекламных роликах, один из которых попался на глаза Хичкоку. Как раз в этот период, после съемок "Психо", режиссер решил переосмыслить созданный им образ холодной блондинки, наделив ее новыми чертами, не присущими предыдущим героиням. В светловолосой девушке с экрана режиссера привлекли выразительные глаза, высокая прическа, длинные ноги и нос правильной формы. В фильме "Птицы" Хедрен согласилась играть, не раздумывая, а Хичкок, как всегда, начал "создавать" свою очередную блондинку.
Главная героиня фильма "Птицы" молодая женщина Мелани Дэниелз, познакомившись в Сан-Франциско с адвокатом Митчем Бреннером (Род Тэйлор), решает без предупреждения поехать к нему в залив Бодега, чтобы подарить сестре Митча пару неразлучников. Когда Мелани лишь приближается к пристани, на нее нападает чайка, однако ни девушка, ни Бреннер не придают этому особого значения и не догадываются о том, какие страшные нападения птиц ждут жителей поселка. В фильме Мелани предстает состоятельной, немного самодовольной светской львицей, прожигательницей жизни, - героиней, каких не было в предыдущих картинах Хичкока. Несмотря на популярность "Птиц", в течение 20 лет никто, кроме членов съемочной группы, не знал об атмосфере на студии, в частности, о том, какие методы использовал режиссер в общении с Хедрен.


Хичкок называл Типпи "своей примадонной" и, по словам очевидцев, был влюблен в нее. Над своей актрисой режиссер установил тотальный контроль, пытаясь управлять ее жизнью и вне съемочной площадки. Дело дошло до того, что Хичкок анализировал почерк Хедрен, а своим подчиненным поручил следить за ней, когда актриса возвращалась домой. Осознав, что у него нет шансов на взаимность, Хич будто задался целью отомстить Типпи, и с тех пор изощрялся в экспериментах над актрисой. Самым жестоким из них, безусловно, стали съемки одного из ключевых эпизодов картины – сцены на чердаке, когда на беззащитную Мелани нападают десятки птиц.

До последнего момента Хедрен была уверена, что в сцене будут использованы механические модели чаек – об этом ей говорил и сам Хичкок, и все члены группы. Как позже вспоминала актриса, в день съемок к ней в гримерку зашел ассистент режиссера и, глядя то на пол, то на стены и потолок, выпалил: "Механические птицы не работают, так что нам придется снимать настоящих", - и тут же выбежал из комнаты. Когда Типпи вышла из гримерки, то вместо игрушечных чаек она увидела десятки агрессивных птиц в клетках, которых ассистенты готовы были выпустить на нее. Актриса стояла, прижавшись к двери, а чайки нападали на нее, кусая лицо и сбивая с ног, а режиссер молча наблюдал за нужным ему выражением ужаса на ее лице. Вопреки словам Хичкока, который обещал, что сцена будет готова за пару часов, съемки длились пять дней – до тех пор, пока присутствовавший на площадке врач не воскликнул: "Вы что, хотите ее убить?!", и отправил актрису на больничный


Тогда я поняла, почему он рискнул взять актрису, до этого не снимавшуюся в кино – ни одна звезда не позволила бы вытворять с собой такое", - рассказывала Хедрен, которая, по собственному признанию, была так подавлена, что даже не помнила, кто довозил ее до дома по вечерам.

Все время, что длились съемки, Хичкок не отказывал себе в удовольствии отпустить колкость или непристойность в адрес актрисы, чем часто доводил ее до слез. "Как-то ко мне подошла Альма (жена Альфреда Хичкока – прим. автора) и сказала: "Дорогая, прости, что тебе приходится проходить через все это". Я ответила: "Но вы же можете положить этому конец!". Альма лишь развела руками", - вспоминала Хедрен.

Это было похоже на одержимость, и доставляло мне кучу проблем. Я вовсе не была заинтересована им в этом смысле. А он постоянно хотел выпить со мной бокал шампанского после съемок, или пообедать один на один. Он постоянно за мной наблюдал, хотел полностью контролировать, вылепить то, что было у него в голове. А это достаточно сложно сделать со взрослой женщиной, у которой, к тому же, есть дочь. Это было по-настоящему пугающе, но я противостояла ему, как могла", - рассказывала актриса в одном из недавних интервью.

Съемки фильма "Птицы" - один из самых интересных периодов в жизни Хичкока для исследователей его творчества, сценаристов и режиссеров. В картине "Девушка" (The Girl – так, а не по имени, Хич называл Типпи), вышедшем в 2012 году, роль Хедрен сыграла британская актриса Сиенна Миллер, которая во время подготовки к съемкам встречалась со своим прототипом. "У него в голове был клишированный идеал женщины. Он нашел эту восхитительную женщину, никогда раньше не игравшую в кино, и решил, что сможет создать из нее то, что ему нужно. Он считал, что творит идеальную женщину – он даже диктовал Типпи, какой помадой пользоваться. Сначала она слушалась, думая, что так все обычно и происходит на съемочной площадке. Но постепенно одержимость ей захватывала его все больше", - рассказывала Миллер после встречи с Хедрен.

Несмотря на все испытания, Хедрен согласилась сыграть еще в одном фильме Хича – "Марни". Во время съемок Типпи номинировали на премию журнал Photoplay как самую многообещающую актрису, однако режиссер запретил ей ехать на церемонию в Нью-Йорк. Видимо, именно это и стало последней каплей, после которой актриса потребовала расторжения контракта. "Ты не можешь уйти. У тебя дочь, которую надо поставить на ноги. Твои родители становятся старше", - ответил режиссер. Однако Типпи хватило мужества настоять.

"Он сказал мне: "Я разрушу твою карьеру". И он сделал это. После "Птиц" и "Марни" я была очень востребована, и многие режиссеры и продюсеры хотели снять меня в своих фильмах. Но авторитет Хичкока был слишком велик. Он продолжал платить мне 600 долларов в неделю, и я нигде не снималась", - говорила актриса.

"Я никому не рассказывала об этом 20 лет. Зато случись подобное сегодня, я была бы богата – подала бы иск за сексуальное домогательство", - шутит Хедрен.

Отказ от работы с Хичкоком оказался концом карьеры Типпи Хедрен, а сама актриса стала для режиссера его последней блондинкой. В фильмах, которые Хичкок снял после "Марни", уже не было таких ярких типажей. "Он был такой вещью в себе, пусть гением, пусть невероятно талантливым… но очень злым", - говорила Хедрен. Некоторые биографы Хичкока считают эту злость следствием неуверенности в себе и неудачных привязанностей к своим актрисам – отношения с Типпи Хедрен служат убедительным доказательством распространенного мнения.